03.12.2012 09:23

Метафизика Донецка: капище мифов, жизнь внизу и смерть интеллигенции

метафизика донецка, презентация сборника эссе

«Я погана людина. Мені багато що не подобається. Я не люблю Донецьк і Донбас. Але в мене є одна гарна риса: я помічаю в полохливих огнях життя справжні смарагди – і відкриваю їх тим, хто здатен дивитися», - такими словами обозначил направленность книги «Метафизика Донецка» Игорь Пасько, один из авторов издания.

В пятницу, 30 ноября, в лекционном зале библиотеки им. Крупской прошла презентация сборника эссе о донецком крае «Метафизика Донецка». На встрече присутствовали литераторы, рецензенты, представители издательства, а также зрители – в основном студенты и преподаватели вузов, делегаты той самой донецкой интеллигенции, на которую, по оценке составителей, и рассчитан выпуск. Публикация имеет небольшой тираж – всего 300 экземпляров, проект никто не финансировал, он отличается самоорганизацией участников.

Сколько авторов, столько и мнений

Создатели книги отметили, что «Метафизика Донецка» равноудалена от восхваления и критиканства города, суждения здесь варьируются от поддержки уникальности шахтерской столицы до полного отрицания всякой самобытности. Такой разлет мнений гарантирует непредвзятость в изображении, разнообразие взглядов дает возможность выбора читателю – ведь даже на самой презентации один автор нередко опровергал речь другого своего коллеги. Например, в начале беседы Роман Додонов заявил, что идея сборника родилась в среде донбасской интеллигенции, а спустя пару минут Игорь Пасько сказал: интеллигенции в городе нет, и никогда не было. В свою очередь Александр Белокобыльский, не соглашаясь с обоими соратниками, сообщил, что интеллигенция региона умирает. Выходит, умирает то, чего нет, при этом оно рождает литературные идеи? Такой пример соединения воззрений предостерегает: не стоит обобщать точки зрения всех публицистов. «Ця книга – дійсно зойк свободи» - уверен Игорь Пасько.

Впрочем, интеллектуальная элита Донецка все же существует, хотя ее роль, по словам рецензента Алексея Панича,  достаточно необычна.  «Если сократить название издания «Метафизика Донецка» - получится слово методон, - говорит профессор. -  Это – наркотик, который применяют для избавления от героиновой зависимости, в широком значении методон – заместительная терапия. Аналогично вышло и в нашем случае: «героев» из дончан не получилось – и была придумана интеллектуальная заместительная терапия», - так оценил появление сборника критик. Рецензент в своем выступлении заметил: Донецк – это своего рода Россия вне России, это маленькая Россия, Роман Додонов также подчеркнул, что в нашем регионе крепко держатся ценности советского периода. Дончане, как думает литератор, довольно толерантны в межнациональных и религиозных отношениях, но имеют склонность впадать в крайности, делят мир на черное и белое, игнорируя оттенки. Только свой или чужой, или хвалить или ругать, или враг или друг. Однако такая полярность мышления плохо вяжется с заявленной толерантностью, делая донецкую идентичность, которую отстаивают и ставят под сомнение, еще более яркой. «Мы сейчас находимся на пересечении бульвара Шевченко и улицы Артема, в библиотеке имени Крупской. Посмотрите: украинский гений, революционер и жена вождя пролетариата – все это собрано в одном месте. Где еще можно встретить подобное?» - вопрошает Александр Белокобыльский.

Ещё один город контрастов

Уже понятно, что город миллиона роз резко выделяется своими контрастами и противоречиями. Итак, чем же Донецк отличается от своих собратьев – Одессы, Харькова, Киева?¬ «Донецк – молодой город, - рассказывает Роман Додонов. - Он был основан на перекрестке цивилизаций, на границе христианского и мусульманского миров. Эту местность называли Диким полем. Здесь ничего не могло возникнуть. Тут наслоились всевозможные традиции и верования с разных уголков земли. Донецк – детище промышленной революции. Тем не менее, городу удалось вырасти в нечто большее, чем  просто в промышленного гиганта. Шахтерская столица стала многопрофильной и многоликой, в ней теперь сосредоточена интеллигенция нашего края», - да-да, та интеллигенция, которой нет...

Говорят, со стороны всё виднее. Уж неизвестно, есть ли в нашем регионе интеллигенты или нет – на этом последние наши «посторонние глаза», гости Евро-2012 не акцентировали внимания, но вот пышная зелень, великолепные парки и скверы, а в особенности невероятно красивые девушки явно запомнились туристам из других стран. «Зарубежные болельщики поражались красотой наших девушек – они не понимают, как мужчины умудряются тут спокойно жить, работать, ходить по улицам», - поделилась с присутствующими автор «Метафизики» Елена Тараненко, которая исследовала позицию иностранных визитеров. Остальные общепризнанные символы города, в частности уголь, не произвели на посетителей сильного впечатления, стало быть, эти символы в некотором роде мифичны.

Последнее капище

Стоит сказать, что Донецк – это капище красочных мифов и легенд. Большинство из них связано с шахтерским трудом: раньше обыватели верили – уходя под землю, горняки опускаются в ад, и потому относились к угледобытчикам с особым трепетом. По большому счету, сакральная ориентация нашего города смещена вниз - в подвал, убежден Роман Додонов. Во многих селениях было не принято строить здания выше, чем местная церковь, у нас же на собор со всех сторон нависают сверкающие небоскребы. «Так уж вышло, что мы возводим храм капиталу, а не святости», -  констатировал публицист.

Следовательно, кто же мы есть, чем живем, чем дышим и чему возводим храмы? На эти вопросы каждый из читателей «Метафизики» должен ответить сам. Наши предки отважно спускались в преисподнюю ради горячего уголька, наши потомки будут по фешенебельным лифтам высоток подниматься в поднебесье, а мы сейчас и внизу, и вверху, дивным образом в обоих местах одновременно – такая уж особенность, доставшаяся в наследство от пересечения религий и цивилизаций. «Само название «Метафизика Донецка» указывает на то, что в городе есть нечто особенное», - считает Александр Белокобыльский. А раз так, то в недрах донецкой земли и недрах душ людей наверняка таятся сияющие изумруды, создавая вокруг оплота промышленности ореол сказочного Изумрудного города, ведь неспроста же увидели в огнях будничной жизни смарагды ученые и творцы. В Изумрудном городе сбываются мечты. В нем все наполнено блеском драгоценного минерала. В нем каждая мелочь наполнена смыслом – стоит только присмотреться, и во вспышках повседневных забот увидишь то неповторимое, возвышенное, сверхъестественное, что и старались показать читателям литераторы. Главное, листая искристые страницы сборника, не ослепнуть от сверкания метафизических смарагдовых камней.

Дарья Дергунова

«Диалог-информ»

3 декабря 2012

ДИАЛОГ

Кто мы – люди, живущие на этой земле?




Добавить комментарий

Защитный код
Обновить